Русский язык. Культура речи. Прияткина А.Ф. - 72 стр.

UptoLike

Составители: 

Рубрика: 

73
русским, кто пользуется этим словом сейчас, конечно, в голову не приходит считать его
иностранным: оно свое, родное.
В языке действует закон «освоения» заимствованных слов. Он идет в двух направлениях:
формальном и смысловом. С одной стороны, чужое слово по возможности приспосабливается к
русской грамматике: начинает изменятьсяпо падежам, числам, приобретает русские окончания,
суффиксы и т.д. С другой стороны, оно развивает свое значение уже на русской почве. Например, мы
говорим шортЫ, шопЫ, начинаем говорить в интернетЕ, по эмейлУ, спонсорНЫЙ и т.д., и это не
считается ошибкой. Мы закономерно расширяем смысловое значение слова, начиная употреблять его
в переносном (метафорическом) смысле. Например: ангажированная пресса (см. исходное значение
слова ангажировать), политический бомонд (см. бомонд), стагнация души. На этом, втором пути
говорящего подстерегают опасности: расширенное употребление требует очень точного знания
первичного, исходного значения слова, присущего ему в его родном языке (См. об этом далее).
Вопрос о составе и функционировании в современном русском языке лексики иноязычного
происхождения хорошо изучен в русской лингвистике. Рекомендуем фрагмент главы из новой
книги о современном русском языке, выпущенной институтом русского языка Российской академии
наук (Русский язык конца ХХ столетия.- М., 2000. – С. 14 - 155). Автор главы - известный лингвист,
знаток проблемы заимствования словКрысин Леонид Петрович.
Причины иноязычного заимствования
Представив в разделе «Условия» своего рода экспозицию новойво всяком случае, для
литературного языкаиноязычной лексики, рассмотрим теперь причины и факторы,
способствующие вхождению слова в употребление и последующему укоренению его в языке (или же,
напротив, вытеснению его на периферию речевого употребления).
Общие причины заимствования иноязычной лексики достаточно хорошо известны. Это:
- потребность в наименовании (новой вещи, нового явления и т. п.); ср. слова типа кино,
радио, такси, магнитофон, транзистор, компьютер и многие другие;
- необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия; ср.,
например, пары слов типа уюткомфорт, страхпаника, обслуживаниесервис, сообщение
информация и под.;
- необходимость специализации понятий в той или иной сфере, для тех или иных целей; ср.,
например, пары типа предупредительныйпревентивный, вывозэкспорт, преобразователь
трансформатор и под., эвфемистические, вуалирующие заменынапример, в области анатомии,
физиологии, медицины (педикулез вместо вшивость, канцер вместо рак, гениталии вместо половые
органы, анус вместо задний проход и т. п. — подробнее об этом см. в разделе «Эвфемизмы»);
- тенденция к соответствию нерасчлененности, цельности обозначаемого понятия с
нерасчлененностью обозначающего: если объект наименования представляет собой одно целое (или,
по крайней мере, он как целое мыслится носителями языка), то говорящие стремятся обозначить его
одним словом, а не словосочетанием, или же заменить описательное наименование однословным; так
появились в русском языке слова типа снайпер (по-русски: меткий стрелок), стайер (бегун на
длинные дистанции), спринтер (бегун на короткие дистанции), сейф (несгораемый шкаф), сервант
(шкаф для посуды) и мн.др.;
- наличие в заимствующем языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или
иную тематическую область, профессиональную среду и т. п. и более или менее единых по источнику
заимствования этих терминов: если такие системы есть, то вхождение в язык и укрепление в узусе
новых заимствований, относящихся к той же сфере и взятых из того же источника, облегчается;
наглядный примерсистема обозначений, обращающаяся в вычислительной технике: эта сфера
обрастает все новыми иноязычными (английскими по происхождению) номинациями, в том числе и
мало оправданными с точки зрения коммуникативных потребностей (ср., например, замену слова
пользователь термином юзер (англ, user) — в профессиональном языке программистов);
- социально-психологические причины и факторы заимствования: восприятиевсем
коллективом говорящих или его частьюиноязычного слова как более престижного (по сравнению
с исконным), «ученого», «красиво звучащего» и т. п. Вообще, по-видимому, можно говорить о некоей
отмеченности, выделенности иноязычного слова не только в языке (ср. признаки иноязычности типа
начальной буквы «а», несклоняемости существительных и т. п.), но и в сознании говорящих: во-
русским, кто пользуется этим словом сейчас, конечно, в голову не приходит считать его
иностранным: оно свое, родное.
       В языке действует закон «освоения» заимствованных слов. Он идет в двух направлениях:
формальном и смысловом. С одной стороны, чужое слово по возможности приспосабливается к
русской грамматике: начинает изменяться – по падежам, числам, приобретает русские окончания,
суффиксы и т.д. С другой стороны, оно развивает свое значение уже на русской почве. Например, мы
говорим шортЫ, шопЫ, начинаем говорить в интернетЕ, по эмейлУ, спонсорНЫЙ и т.д., и это не
считается ошибкой. Мы закономерно расширяем смысловое значение слова, начиная употреблять его
в переносном (метафорическом) смысле. Например: ангажированная пресса (см. исходное значение
слова ангажировать), политический бомонд (см. бомонд), стагнация души. На этом, втором пути
говорящего подстерегают опасности: расширенное употребление требует очень точного знания
первичного, исходного значения слова, присущего ему в его родном языке (См. об этом далее).
        Вопрос о составе и функционировании в современном русском языке лексики иноязычного
происхождения хорошо изучен в русской лингвистике. Рекомендуем фрагмент главы из новой
книги о современном русском языке, выпущенной институтом русского языка Российской академии
наук (Русский язык конца ХХ столетия.- М., 2000. – С. 14 - 155). Автор главы - известный лингвист,
знаток проблемы заимствования слов – Крысин Леонид Петрович.
       Причины иноязычного заимствования
       Представив в разделе «Условия» своего рода экспозицию новой — во всяком случае, для
литературного языка — иноязычной лексики, рассмотрим теперь причины и факторы,
способствующие вхождению слова в употребление и последующему укоренению его в языке (или же,
напротив, вытеснению его на периферию речевого употребления).
       Общие причины заимствования иноязычной лексики достаточно хорошо известны. Это:
       - потребность в наименовании (новой вещи, нового явления и т. п.); ср. слова типа кино,
радио, такси, магнитофон, транзистор, компьютер и многие другие;
       - необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия; ср.,
например, пары слов типа уют — комфорт, страх — паника, обслуживание — сервис, сообщение —
информация и под.;
       - необходимость специализации понятий в той или иной сфере, для тех или иных целей; ср.,
например, пары типа предупредительный — превентивный, вывоз — экспорт, преобразователь —
трансформатор и под., эвфемистические, вуалирующие замены — например, в области анатомии,
физиологии, медицины (педикулез вместо вшивость, канцер вместо рак, гениталии вместо половые
органы, анус вместо задний проход и т. п. — подробнее об этом см. в разделе «Эвфемизмы»);
       - тенденция к соответствию нерасчлененности, цельности обозначаемого понятия с
нерасчлененностью обозначающего: если объект наименования представляет собой одно целое (или,
по крайней мере, он как целое мыслится носителями языка), то говорящие стремятся обозначить его
одним словом, а не словосочетанием, или же заменить описательное наименование однословным; так
появились в русском языке слова типа снайпер (по-русски: меткий стрелок), стайер (бегун на
длинные дистанции), спринтер (бегун на короткие дистанции), сейф (несгораемый шкаф), сервант
(шкаф для посуды) и мн.др.;
       - наличие в заимствующем языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или
иную тематическую область, профессиональную среду и т. п. и более или менее единых по источнику
заимствования этих терминов: если такие системы есть, то вхождение в язык и укрепление в узусе
новых заимствований, относящихся к той же сфере и взятых из того же источника, облегчается;
наглядный пример — система обозначений, обращающаяся в вычислительной технике: эта сфера
обрастает все новыми иноязычными (английскими по происхождению) номинациями, в том числе и
мало оправданными с точки зрения коммуникативных потребностей (ср., например, замену слова
пользователь термином юзер (англ, user) — в профессиональном языке программистов);
       - социально-психологические причины и факторы заимствования: восприятие — всем
коллективом говорящих или его частью — иноязычного слова как более престижного (по сравнению
с исконным), «ученого», «красиво звучащего» и т. п. Вообще, по-видимому, можно говорить о некоей
отмеченности, выделенности иноязычного слова не только в языке (ср. признаки иноязычности типа
начальной буквы «а», несклоняемости существительных и т. п.), но и в сознании говорящих: во-



                                               73