Процессуальные акты. Баев О.Я - 25 стр.

UptoLike

25
ВАРИАНТ O
К уполномоченному по правам человека в Российской Федерации
обратился Тарасов с жалобой на необъективную, по его мнению, позицию
психиатров, занятую ими в его деле, и, в частности, - на необъективные
результаты судебной психиатрической экспертизы.
Известно, что по возвращения из армии Тарасов поступил служить в
милицию на офицерскую должность. Окончив курсы (октябрь 1983 - январь
1984 г.), он начал работать инспектором уголовного розыска, заочно учился в
юридическом институте. Однако нагрузка оказалась слишком большой:
стали нарастать задолженности в институте, с работой не справлялся,
«протоколы были низкого профессионального уровня, изложение часто
носило непоследовательный характерВ коллективе держался обособленно,
был замкнутым, малообщительнымСотрудники считали его «чудным».
Поведение и высказывания нередко носили нелепый характер. К себе
относился с переоценкой, любил прихвастнуть, рассказать небылицы». Отец
Тарасова полагает, что конфликты сына с начальством были вызваны тем,
что тот отказывался переделывать по требованию начальства составляемые
им документы, говорил, что все им написанное соответствует истине, а от
него требовали написать иначе. Некоторое время спустя Тарасов решил
уволиться из милиции, написал заявление, но «в советские времена с
офицерской должности по собственному желанию не увольнялись, и
начальник сразу сказал, что уволен буду только по статье» (из показаний
Тарасова).
В связи с «неправильным поведением» Тарасов был направлен на
экспертизу в психиатрическую больницу 4 г. Москвы им. П. Б.
Ганнушкина, где находился более полутора месяцев. Окончательный диагноз
не был установлен, выписали с дифференциальным между эндогенным
заболеванием и психопатией паранойяльного круга. Через пять дней Тарасов
оказался на экспертизе в ЦНИИПФЛ МВД СССР при психиатрической
больнице им. Кащенко. Выписан с диагнозом: «Шизофрения, простая
форма» (из медицинских документов) и сразу был уволен из органов МВД по
состоянию здоровья, признан негодным к воинской службе, поставлен на
учёт в психоневрологический диспансер и получил третью группу
инвалидности.
В дальнейшем Тарасов МСЭК не проходил и группу не подтверждал.
Первое время посещал психоневрологический диспансер, но жалоб не
предъявлял, психически больным себя не считал, от лечения отказывался. В
1987 г. женился, имеет двоих детей. Постоянно работал и на работе
характеризовался положительно. В 1989 г. обратился в
психоневрологический диспансер с просьбой о снятии с учета, собравшаяся
комиссия не посчитала это возможным. Попытки Тарасова выяснить
причины госпитализации в психиатрическую больницу в 1984 г. комиссия
расценила как подозрительность и недоверчивость. Диагноз «Простая форма