История экономических учений. Биндер А.И. - 9 стр.

UptoLike

Составители: 

11
должника, которую присвоил ростовщик и тем обогатился и это присвоение есть выражение
его порочной алчности и скупости. Ростовщик присвоил процент несправедливо, так как он
его не создавал, а вынудил отдать себе, сделав деньги источником приобретения новых
денег, встав на путь коренного извращения их природы.
Анализируя природу денег, Аристотель настаивал на том, что деньги являются
результатом соглашения между людьми и «в нашей власти сделать их
неупотребительными». Но и здесь его позиция двойственна. Различая экономику и
хрематистику. Аристотель подчеркивает, что если деньги относятся к «экономике» — то это
знак стоимости, обусловленный законом или обычаем, а если к «хрематистике» — то они
выступают как реальный представитель неистинного богатства. Более того, именно с
изобретением денег происходит разрушение экономики, превращение ее в хрематистику, в
искусство делать деньги. А в искусстве наживать состояние «...никогда не бывает предела в
достижении цели, так как целью здесь оказывается беспредельное богатство и обладание
деньгами... Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы
до бесконечности»
1
. Поэтому и богатство, к которому стремиться хрематистика,
безгранично. Аристотель с сожалением констатирует, что из экономики неизбежно
вырастает хрематистика.
Среди прочего, волновала Аристотеля и проблема установления справедливости в
обмене. Обмен, по Аристотелю, есть особая форма уравнивающей справедливости, где
проявляется принцип равенства, эквивалентности. Но равенство невозможно без
соизмеримости. Однако трудно предположить, чтобы разнородные предметы были
соизмеримы, т.е. качественно равны. Отсюда Аристотель делает вывод, что приравнивание
может быть чем-то чуждым истинной природе вещей, искусственным приемом. И таким
искусственным приемом становится их соизмерение посредством денег. Являясь сыном
своего времени, Аристотель не мог принять мысль о равенстве труда социально неравных
людей (рабов и граждан), и потому встал на позицию бесполезности поисков соизмеримости
товаров трудом, его продолжительностью. С другой стороны, и в этом опять проявляется
двойственность позиции Аристотеля, в составе издержек производства он придавал
наибольшее значение именно труду. В конечном счете, Аристотель приходит к выводу, что
обмен на принципах справедливости означает обмен «по достоинству». Он утверждает,
что, зная истинное достоинство обменивающихся лиц, можно установить пропорции обмена.
И приводит следующий пример: если 100 пар обуви = 1 дому, а достоинство строителя
вдвое больше достоинства сапожника, то строитель относится к сапожнику как 200 пар
обуви к одному дому. И именно такое соотношение обмена должно считать справедливым.
Как видим, в античном мире экономические и этические проблемы еще не рассматривались
порознь.
Но этическая направленность экономической жизни скорее характерна для
древнегреческих мыслителей, в то время как для древнеримских мыслителей, исследующих
экономические проблемы, на первый план выходят практические вопросы, связанные с
рациональной организацией крупного хозяйства рабовладельческого типа.
Представителем этого направления экономической мысли был Марк Катон (234—
149 г. до н. э.). Этот автор не только разрабатывал критерии выбора земли для
организации хозяйства (хороший климат, поблизостибогатый город и удобные средства
сообщения), но и давал подробные рекомендации по определению структуры угодий,
которые можно рассматривать как шкалу доходности отраслей сельского хозяйства.
Катон давал рекомендации и по организации подневольного труда. Как экономист-
практик, Катон пытался установить оптимальные пропорции элементов производства
специализирующихся рабовладельческих хозяйств, огромную роль отводя при этом хозяину
поместья. По его мнению, именно «хозяйский глаз» является важнейшим фактором
организации труда в поместье.
Представляет интерес и взгляды Ю. Колумеллы (1 век до н. э.), который первый в
истории античной мысли поставил проблему интенсивного пути развития
рабовладельческого хозяйства, при этом считая необходимым условием интенсификацию
хозяйствареорганизацию рабского труда. Колумелла рекомендовал использовать все
методы превращения рабов в усердных работников: от тюрьмы в подвале до обмена
1
Цит. но Л.В. Аникину «Юность науки». М., 1979, стр. 25
                                                            11
должника, которую присвоил ростовщик и тем обогатился и это присвоение есть выражение
его порочной алчности и скупости. Ростовщик присвоил процент несправедливо, так как он
его не создавал, а вынудил отдать себе, сделав деньги источником приобретения новых
денег, встав на путь коренного извращения их природы.
       Анализируя природу денег, Аристотель настаивал на том, что деньги являются
результатом соглашения между людьми и «в нашей власти сделать их
неупотребительными». Но и здесь его позиция двойственна. Различая экономику и
хрематистику. Аристотель подчеркивает, что если деньги относятся к «экономике» — то это
знак стоимости, обусловленный законом или обычаем, а если к «хрематистике» — то они
выступают как реальный представитель неистинного богатства. Более того, именно с
изобретением денег происходит разрушение экономики, превращение ее в хрематистику, в
искусство делать деньги. А в искусстве наживать состояние «...никогда не бывает предела в
достижении цели, так как целью здесь оказывается беспредельное богатство и обладание
деньгами... Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы
до бесконечности»1. Поэтому и богатство, к которому стремиться хрематистика,
безгранично. Аристотель с сожалением констатирует, что из экономики неизбежно
вырастает хрематистика.
       Среди прочего, волновала Аристотеля и проблема установления справедливости в
обмене. Обмен, по Аристотелю, есть особая форма уравнивающей справедливости, где
проявляется принцип равенства, эквивалентности. Но равенство невозможно без
соизмеримости. Однако трудно предположить, чтобы разнородные предметы были
соизмеримы, т.е. качественно равны. Отсюда Аристотель делает вывод, что приравнивание
может быть чем-то чуждым истинной природе вещей, искусственным приемом. И таким
искусственным приемом становится их соизмерение посредством денег. Являясь сыном
своего времени, Аристотель не мог принять мысль о равенстве труда социально неравных
людей (рабов и граждан), и потому встал на позицию бесполезности поисков соизмеримости
товаров трудом, его продолжительностью. С другой стороны, и в этом опять проявляется
двойственность позиции Аристотеля, в составе издержек производства он придавал
наибольшее значение именно труду. В конечном счете, Аристотель приходит к выводу, что
обмен на принципах справедливости означает обмен «по достоинству». Он утверждает,
что, зная истинное достоинство обменивающихся лиц, можно установить пропорции обмена.
И приводит следующий пример: если 100 пар обуви = 1 дому, а достоинство строителя
вдвое больше достоинства сапожника, то строитель относится к сапожнику как 200 пар
обуви к одному дому. И именно такое соотношение обмена должно считать справедливым.
Как видим, в античном мире экономические и этические проблемы еще не рассматривались
порознь.
       Но этическая направленность экономической жизни скорее характерна для
древнегреческих мыслителей, в то время как для древнеримских мыслителей, исследующих
экономические проблемы, на первый план выходят практические вопросы, связанные с
рациональной организацией крупного хозяйства рабовладельческого типа.
       Представителем этого направления экономической мысли был Марк Катон (234—
149 г. до н. э.). Этот автор не только разрабатывал критерии выбора земли для
организации хозяйства (хороший климат, поблизости — богатый город и удобные средства
сообщения), но и давал подробные рекомендации по определению структуры угодий,
которые можно рассматривать как шкалу доходности отраслей сельского хозяйства.
       Катон давал рекомендации и по организации подневольного труда. Как экономист-
практик, Катон пытался установить оптимальные пропорции элементов производства
специализирующихся рабовладельческих хозяйств, огромную роль отводя при этом хозяину
поместья. По его мнению, именно «хозяйский глаз» является важнейшим фактором
организации труда в поместье.
       Представляет интерес и взгляды Ю. Колумеллы (1 век до н. э.), который первый в
истории     античной    мысли    поставил   проблему    интенсивного      пути   развития
рабовладельческого хозяйства, при этом считая необходимым условием интенсификацию
хозяйства — реорганизацию рабского труда. Колумелла рекомендовал использовать все
методы превращения рабов в усердных работников: от тюрьмы в подвале до обмена

      1
          Цит. но Л.В. Аникину «Юность науки». М., 1979, стр. 25