Концепции современного естествознания. Часть 1. Макаров В.М. - 36 стр.

UptoLike

Составители: 

36
Другие физики (Н. Бор, В. Гейзенберг) считали, что новая теория яв-
ляется фундаментальной и дает полное описание физической реальности,
а прояснить положение вещей можно было здесь только путем более глу-
бокого исследования проблемы наблюдений в атомной физике. Иначе го-
воря, Бор и его единомышленники полагали, что «доработку» квантовой
механики следует
вести по линии уточнения той части ее оснований, кото-
рые связаны не с принципами теории, а с ее методологическими установ-
ками, по линии интерпретации созданного математического формализма.
Разработка методологических установок квантовой механики, являвшаяся
важнейшим звеном в интерпретации этой теории, продолжалось вплоть до
конца 40-х гг. завершение выработки этой интерпретации означало и
за-
вершение научной революции в физике, начавшейся в конце IX века.
Основной отличительной особенностью экспериментальных исследо-
ваний в области квантовой механики является фундаментальная роль
взаимодействия между физическим объектом и измерительным устройст-
вом. Это связано с корпускулярно-волновым дуализмом. И свет, и частицы
проявляют в различных условиях противоречивые свойства, в связи с
чем о
них возникают противоречивые представления. В одном типе измеритель-
ных приборов (дифракционная решетка) они представляются в виде непре-
рывного поля, распределенного в пространстве, будь то световое поле или
поле которое описывается волновой функцией. В другом типе приборов
(пузырьковая камера) эти микроявления выступают как частицы. Причина
корпускулярно-волнового дуализма по
Бору, в том, что сам микрообъект
не является ни волной, ни частицей в обычном понимании.
Невозможность провести резкую границу между объектом и прибо-
ром в квантовой физике выдвигает две задачи:
1. каким образом можно отличить знания об объекте от знаний о
приборе;
2. каким образом, различив их, связать в единую картину
, теорию
объекта.
Вследствие того, что сведение о микрообъекте, о его характеристи-
ках получают в результате его взаимодействия с классическим прибором
(макрообъектом), микрообъект можно интерпретировать только в клас-
сических понятиях, т.е. использовать классические представления о вол-
не и частице. Мы как бы вынуждены говорить на классическом языке,
хотя с его
помощью нельзя выразить все особенности микрообъекта, ко-
торый не является классическим. Поэтому первая задача разрешается
введением требования описывать поведение прибора на языке классиче-
ской физики, а принципиальное поведение микрочастицна языке кван-
тово-механических формализмов. Вторая задача разрешается с помощью
принципа дополнительности
: волновое и корпускулярное описания мик-
ропроцессов не исключают и не заменяют друг друга, а взаимно допол-
няют друг друга.
     Другие физики (Н. Бор, В. Гейзенберг) считали, что новая теория яв-
ляется фундаментальной и дает полное описание физической реальности,
а прояснить положение вещей можно было здесь только путем более глу-
бокого исследования проблемы наблюдений в атомной физике. Иначе го-
воря, Бор и его единомышленники полагали, что «доработку» квантовой
механики следует вести по линии уточнения той части ее оснований, кото-
рые связаны не с принципами теории, а с ее методологическими установ-
ками, по линии интерпретации созданного математического формализма.
Разработка методологических установок квантовой механики, являвшаяся
важнейшим звеном в интерпретации этой теории, продолжалось вплоть до
конца 40-х гг. завершение выработки этой интерпретации означало и за-
вершение научной революции в физике, начавшейся в конце IX века.
     Основной отличительной особенностью экспериментальных исследо-
ваний в области квантовой механики является фундаментальная роль
взаимодействия между физическим объектом и измерительным устройст-
вом. Это связано с корпускулярно-волновым дуализмом. И свет, и частицы
проявляют в различных условиях противоречивые свойства, в связи с чем о
них возникают противоречивые представления. В одном типе измеритель-
ных приборов (дифракционная решетка) они представляются в виде непре-
рывного поля, распределенного в пространстве, будь то световое поле или
поле которое описывается волновой функцией. В другом типе приборов
(пузырьковая камера) эти микроявления выступают как частицы. Причина
корпускулярно-волнового дуализма по Бору, в том, что сам микрообъект
не является ни волной, ни частицей в обычном понимании.
     Невозможность провести резкую границу между объектом и прибо-
ром в квантовой физике выдвигает две задачи:
     1. каким образом можно отличить знания об объекте от знаний о
приборе;
     2. каким образом, различив их, связать в единую картину, теорию
объекта.
     Вследствие того, что сведение о микрообъекте, о его характеристи-
ках получают в результате его взаимодействия с классическим прибором
(макрообъектом), микрообъект можно интерпретировать только в клас-
сических понятиях, т.е. использовать классические представления о вол-
не и частице. Мы как бы вынуждены говорить на классическом языке,
хотя с его помощью нельзя выразить все особенности микрообъекта, ко-
торый не является классическим. Поэтому первая задача разрешается
введением требования описывать поведение прибора на языке классиче-
ской физики, а принципиальное поведение микрочастиц – на языке кван-
тово-механических формализмов. Вторая задача разрешается с помощью
принципа дополнительности: волновое и корпускулярное описания мик-
ропроцессов не исключают и не заменяют друг друга, а взаимно допол-
няют друг друга.
                                    36