Аналитические жанры публицистики. Письмо. Корреспонденция. Статья. Акопов А.И. - 20 стр.

UptoLike

Составители: 

Рубрика: 

различные сроки их окончания. Один говорил, что хватит пары дней, другой предполагал, что недели. Как
нам стало известно, к моменту подписания номера грузовик все-таки достали. Наша армия умеет, когда
хочет.
Алексей БЕЛЯНЧЕВ
N-ский район (“Известия”, 6 февраля 1996 г.)
Аналитическая корреспонденция. Это вид корреспонденции включающий,наряду
с сообщениями о факте или событии, анализ ситуации.
Здесь уже речь идет о публикации, отвечающей на вопросы не толькочто?”, “где?”,
когда?, но также икак?”,каким образом?”, почему?”. Возможна оценка действий или
событий, предложения, выводы, хотя и не далеко идущие, не стратегические
, а лишь из
данной ситуации (ограниченной, напомним еще раз, временем и местом действия). Наконец,
может содержать постановку проблемы.
Ниже приводится корреспонденция, сочетающая анализ конкретной ситуации с
постановкой общей проблемы.
МЕНЯ УБИЛИ ВМЕСТЕ С СЫНОМ
В федеральном бюджете ни единой строчкой не прописана помощь семьям погибших в Чечне.
Все эти дни я ходила по кругам войны. Хотя Тула далеко от Чечни. Утром, включив телевизор,
слышала, как диктор вполне равнодушным голосом, будто речь идет о сводках погоды, сообшает о
погибших в
Чечне. Никто не считает нужным даже назвать их имена и звания. А днем я переступала пороги
тех, в чей дом пришли похоронки. Полуподвальная комната с отсыревшими обоями. Ее и комнатой нельзя
назвать. Это просто лачуга. На стенке фотография теперь вечно живого Жени Ехлакова, погибшего в
Чечне. Как будто пуля метит тех
, кто по всем божеским и земным законам не должен был погибнуть. Война
не знает справедливости. В январе, в Грозном в оптический прицел, снайпер высмотрел именно его лицо,
на котором печать доброты. На простреливаемом пятачке тело убитого Жени еще три недели заносил
снег... Зинаида Владимировна сидит одна в холодной убогой комнате,
как подбитая птица с
остановившимся взглядом. Ничто не вернет сына. Но все-таки как ей теперь выживать?
Те, кого не коснулось такое горе, и знать не знают, каким мелочным выглядит наше правительство,
когда приходит время платить семьям погибших. Одним из моих поводырей по кругам военной беды были
Юлия Николаевна Рыбакова, председатель
Тульского областного комитета солдатских матерей. Она
показывает выписки из законов. Вот что следует. Зинаида Владимировна не имеет права получать пособие
за погибшего сына. Считается, что она еще слишком молода для этого - ей всего 46 лет.
Закон не входит в подробности судеб. Зинаида Владимировна роняет тяжелые слова: “Как принесли
телеграмму, у меня
голову будто обручем стиснуло и не отпускает. Лучше бы меня убило. Меня пожалели -
отправили в больницу. Выпишут ненадолго, и снова попадаю в больницу... “ Однако продолжим толкование
закона. Даже когда Зинаида Владимировна достигнетвозрастного предела”, чтобы получать пособие за
сына, правительство наше не слишком раскошелится. Закон устанавливает ей всего лишь минимальную
пенсию
. Такой в этом трагическом деле копеечный подход - как бы не переплатить. Матери убитых
сыновей теряют смысл бытия. Надламывается их здоровье. Однако словомилосердиев законе не
прописано... Мы приходим в дом Галины Выетиновны Буяльской. Ее сын Павел погиб в бою на заставе
Хорогского погранотряда. Два документа рядом. Телеграмма, в которой
Павел Буяльский назван героем. И
официальная справка о материальном положении семьи: “При обледовании установлено, что после
гибели сына Г. В. Буяльская часто болеет. Материальное положение семьи очень тяжелое. Бедность
удручающая. Помочь некому”.
Осколки рвущихся на войне снарядов подсекают матерей. Раньше Галина Валентиновна тянула за
мужика. Работала съемщиком на заводе стройматериалов. После
гибели сына будто разом надорвалась.
Привычная работа теперь не под силу. За многие месяцы после похоронки никто о семье не вспомнил. В
том числе и те, кто остался в живых на заставе. Денежное пособие ей тоже не положено - не вышла
возрастом. Чтобы свести концы с концами, Галина Валентиновна решилась на
крайний шаг. Поменяла
большую квартиру на меньшую. На вырученные деньги и живет, чтобы не помереть с голоду. . .
На чужую беду отзывчивы те, кто сам ее пережил. Наш разговор с полковником В. Ю. Шамотой,
исполнительным директором Фонда афганцев: “Вы видели: в каждом доме - трагедия. Теперь приходится
думать о том, как спасать матерей
погибших солдат. Нужны средства на лечение, жилье. Но такие деньги
не предусмотрены в федеральном бюджете. Что же нам -сидеть и смотреть, как угасают матери? Удалось
с помощью губернатора области Н. В. Севрюгина получить некоторую сумму на доброе дело. Деньги
небольшие - по 60 тысяч. Все, что пока в наших силах”. Репортаж с
заседания правительства. Слушаю его,
собираясь идти в Туле по печальным адресам. Многие триллионы рублей будут выделены на
восстановление Чечни. Помощь эта необходима. Но есть в России и другие руины, которые не каждому