История экономических учений. Биндер А.И. - 12 стр.

UptoLike

Составители: 

14
вторая справедлива та цена, которая обеспечивает людям приличествующее их
сословию благосостояние
1
. Ф. Аквинский в своей теории справедливой цены вобрал оба эти
положения, различая два вида справедливости в обмене. Один вид справедливости
гарантирует цену «сообразно вещи», то есть сообразно затрат труда и расходов (здесь
эквивалентность трактуется в терминах издержек). Второй вид справедливости обеспечивал
больше благ тому, кто «больше значит для общественной жизни». Здесь эквивалентность
трактуется как присвоение в обмене той доли благ, которая соответствует достоинству
обменивающегося. Это означало, что процесс ценообразования ставился в зависимость от
социального статуса участников обмена. Защита привилегий правящих классов
обнаруживается в трудах Ф. Аквинского и в оправдании правомерности получения
земельной ренты, которую он рассматривает как продукт, созданный силами природы и
потому присваемого земельным собственником. Именно получение ренты, по мнению Ф.
Аквинского, дает возможность избранным заниматься духовным трудом «во имя спасения
остальных».
В заключении представляется интересным проследить эволюцию взглядов на
процент средневековых мыслителейот полного неприятия до частичного оправдания.
Известно из истории ростовщичества, что первоначально денежные или материальные
ссуды брались для непроизводительного использования, часто от «безысходности». Эта
практика господствовала вплоть до позднего средневековья. Например, горожанин занимал
деньги, чтобы не умереть с голоду; рыцарь, чтобы отправиться в крестовый поход; община,
чтобы построить храм. И считалось несправедливым, если кто-то делал прибыль на
бедствии или благочестии других. В то время каноническим правом признавались два
довода в пользу взимания процента: возмещение расходов на организацию и содержание
кредитных учреждений и возмещение ущерба вследствие невозможности распоряжаться
отданными в заем деньгами. Но этот ущерб еще надо было доказать. Когда же к
шестнадцатому веку производительное и прибыльное вложение капитала стало широко
распространенным явлением, тогда ростовщику или банкиру достаточно было доказать
торговое или промышленное его назначение, чтобы иметь основания требовать
вознаграждения за занятый капитал. Основанием служила потеря кредитором возможности
извлечь выгоду из тех операций, которые могли представиться ему за время отсутствия
денег. Лишение вероятной прибыли требовало вознаграждения, так как нарушался основной
для канонического права принципэквивалентности обмена. В самом деле, должник,
благодаря чужому капиталу обогащался, а кредитор, вследствие его отсутствия, терпел
убыток. В силу происшедших изменений в экономической жизни, в каноническом праве в
шестнадцатом веке закрепилось оправданное взимание процента. Запрещалось лишь
взимание «лихвы» или сверхприбыли ростовщика, для чего устанавливался официальный
максимум ссудного процента. Тем не менее, в целом отношение к ростовщичеству по-
прежнему оставалось отрицательным, что не удивительно, учитывая исходные постулаты
христианства.
Этическая направленность экономической мысли пронизывает труды всех
мыслителей средневековья, а окончательный разрыв экономических и этических проблем
связан с появлением первых экономических школ.
1
Кстати, в значительной мере именно этим обосновывалось право светских властей устанавливать и регулировать
цены.
                                                        14
       вторая — справедлива та цена, которая обеспечивает людям приличествующее их
сословию благосостояние1. Ф. Аквинский в своей теории справедливой цены вобрал оба эти
положения, различая два вида справедливости в обмене. Один вид справедливости
гарантирует цену «сообразно вещи», то есть сообразно затрат труда и расходов (здесь
эквивалентность трактуется в терминах издержек). Второй вид справедливости обеспечивал
больше благ тому, кто «больше значит для общественной жизни». Здесь эквивалентность
трактуется как присвоение в обмене той доли благ, которая соответствует достоинству
обменивающегося. Это означало, что процесс ценообразования ставился в зависимость от
социального статуса участников обмена. Защита привилегий правящих классов
обнаруживается в трудах Ф. Аквинского и в оправдании правомерности получения
земельной ренты, которую он рассматривает как продукт, созданный силами природы и
потому присваемого земельным собственником. Именно получение ренты, по мнению Ф.
Аквинского, дает возможность избранным заниматься духовным трудом «во имя спасения
остальных».
       В заключении представляется интересным проследить эволюцию взглядов на
процент средневековых мыслителей — от полного неприятия до частичного оправдания.
Известно из истории ростовщичества, что первоначально денежные или материальные
ссуды брались для непроизводительного использования, часто от «безысходности». Эта
практика господствовала вплоть до позднего средневековья. Например, горожанин занимал
деньги, чтобы не умереть с голоду; рыцарь, чтобы отправиться в крестовый поход; община,
чтобы построить храм. И считалось несправедливым, если кто-то делал прибыль на
бедствии или благочестии других. В то время каноническим правом признавались два
довода в пользу взимания процента: возмещение расходов на организацию и содержание
кредитных учреждений и возмещение ущерба вследствие невозможности распоряжаться
отданными в заем деньгами. Но этот ущерб еще надо было доказать. Когда же к
шестнадцатому веку производительное и прибыльное вложение капитала стало широко
распространенным явлением, тогда ростовщику или банкиру достаточно было доказать
торговое или промышленное его назначение, чтобы иметь основания требовать
вознаграждения за занятый капитал. Основанием служила потеря кредитором возможности
извлечь выгоду из тех операций, которые могли представиться ему за время отсутствия
денег. Лишение вероятной прибыли требовало вознаграждения, так как нарушался основной
для канонического права принцип — эквивалентности обмена. В самом деле, должник,
благодаря чужому капиталу обогащался, а кредитор, вследствие его отсутствия, терпел
убыток. В силу происшедших изменений в экономической жизни, в каноническом праве в
шестнадцатом веке закрепилось оправданное взимание процента. Запрещалось лишь
взимание «лихвы» или сверхприбыли ростовщика, для чего устанавливался официальный
максимум ссудного процента. Тем не менее, в целом отношение к ростовщичеству по-
прежнему оставалось отрицательным, что не удивительно, учитывая исходные постулаты
христианства.
       Этическая направленность экономической мысли пронизывает труды всех
мыслителей средневековья, а окончательный разрыв экономических и этических проблем
связан с появлением первых экономических школ.




        1
        Кстати, в значительной мере именно этим обосновывалось право светских властей устанавливать и регулировать
цены.