Концепции современного естествознания. Часть 1. Макаров В.М. - 53 стр.

UptoLike

Составители: 

53
Из разрозненности и абсолютности пространства и времени вытека-
ют правила галилеевых преобразований.
Из оторванности движущихся тел от пространства и времени выте-
кает правило сложения скоростей в классической механике: оно состоит
в простом сложении или вычитании скоростей двух тел, движущихся от-
носительно друг друга.
Если, например, в движущемся вагоне пассажир идет
в направлении
движения поезда, то скорость движения пассажира и вагона нужно сум-
мировать, чтобы получить скорость движения пассажира относительно
железнодорожного полотна. Складывать можно любые, в том числе
сколь угодно большие скорости. Отсюда вытекает связь механистической
картины мира (МКМ) с принципом дальнодействия, согласно которому
действия и сигналы могут передаваться в пустом пространстве
со сколь
угодно большой скоростью.
В XIX столетии МКМ продолжала оставаться господствующей, но
это не значит, что небо над ней было безоблачным. Тучи критики стали
сгущаться уже в середине столетия. Вторая половина XIX в. характеризу-
ется оживленной дискуссией о фундаментальных понятиях классической
физикисиле, масс, инерции, действии и противодействии, пространстве
и времени.
Еще в начале XIX в. Сади Карно (1796–1832 гг.) обратил
внимание на оккультную и метафизическую природу ньютоновской си-
лы. В 1876 г. Густав Кирхгоф определял силу чисто аналитически через
понятия пространства, времени, массы. Французский математик и фило-
соф Анри Пуанкаре (1854–1912 гг.) отмечал критически тот факт, что
механика Ньютона помещает относительное движение в абсолютное про
-
странство и время, что внутренне противоречиво и является чистой ус-
ловностью.
В конце XIX в. с резкой критикой ньютоновской представление об
абсолютном пространстве выступил немецких физик и философ Эрнст
Мах (1838–1916 гг.). В основе представлений Маха лежало убеждение в
том, что «движение может быть равномерным относительно другого
движения. Вопрос, равномерно ли движение
само по себе, не имеет ника-
кого смысла. Это представление Мах переносит не только на скорость, но
и на ускорение. В ньютоновской механике ускорение (в отличие от ско-
рости) рассматривалось как абсолютная величина: для того чтобы судить
об ускорении достаточно самого тела, испытывающего ускорение. Иначе
говоря, ускорениевеличина абсолютная и
может рассматриваться отно-
сительно абсолютного пространства, а не относительно других тел. Этот
вывод и оспаривал Мах.
Ньютон аргументировал это положение примером с вращающимся
ведром, в которое налита вода. Этот опыт показывал, что движение
воды относительно ведра не вызывает центробежных сил и можно го-
     Из разрозненности и абсолютности пространства и времени вытека-
ют правила галилеевых преобразований.
     Из оторванности движущихся тел от пространства и времени выте-
кает правило сложения скоростей в классической механике: оно состоит
в простом сложении или вычитании скоростей двух тел, движущихся от-
носительно друг друга.
     Если, например, в движущемся вагоне пассажир идет в направлении
движения поезда, то скорость движения пассажира и вагона нужно сум-
мировать, чтобы получить скорость движения пассажира относительно
железнодорожного полотна. Складывать можно любые, в том числе
сколь угодно большие скорости. Отсюда вытекает связь механистической
картины мира (МКМ) с принципом дальнодействия, согласно которому
действия и сигналы могут передаваться в пустом пространстве со сколь
угодно большой скоростью.
     В XIX столетии МКМ продолжала оставаться господствующей, но
это не значит, что небо над ней было безоблачным. Тучи критики стали
сгущаться уже в середине столетия. Вторая половина XIX в. характеризу-
ется оживленной дискуссией о фундаментальных понятиях классической
физики– силе, масс, инерции, действии и противодействии, пространстве
и времени. Еще в начале XIX в. Сади Карно (1796–1832 гг.) обратил
внимание на оккультную и метафизическую природу ньютоновской си-
лы. В 1876 г. Густав Кирхгоф определял силу чисто аналитически через
понятия пространства, времени, массы. Французский математик и фило-
соф Анри Пуанкаре (1854–1912 гг.) отмечал критически тот факт, что
механика Ньютона помещает относительное движение в абсолютное про-
странство и время, что внутренне противоречиво и является чистой ус-
ловностью.
     В конце XIX в. с резкой критикой ньютоновской представление об
абсолютном пространстве выступил немецких физик и философ Эрнст
Мах (1838–1916 гг.). В основе представлений Маха лежало убеждение в
том, что «движение может быть равномерным относительно другого
движения. Вопрос, равномерно ли движение само по себе, не имеет ника-
кого смысла. Это представление Мах переносит не только на скорость, но
и на ускорение. В ньютоновской механике ускорение (в отличие от ско-
рости) рассматривалось как абсолютная величина: для того чтобы судить
об ускорении достаточно самого тела, испытывающего ускорение. Иначе
говоря, ускорение – величина абсолютная и может рассматриваться отно-
сительно абсолютного пространства, а не относительно других тел. Этот
вывод и оспаривал Мах.
     Ньютон аргументировал это положение примером с вращающимся
ведром, в которое налита вода. Этот опыт показывал, что движение
воды относительно ведра не вызывает центробежных сил и можно го-
                                  53