Лексикология современного русского языка. Рублева О.Л. - 59 стр.

UptoLike

Составители: 

Рубрика: 

дует (f); выгляни в окно; выброси в окно (k). Таким образом, значение слова оказывается
несколько расплывчатым, диффузным, а отдельные компоненты, становясь все более
актуальными, могут приобретать самостоятельность и становиться сначала
дополнительным оттенком значения, а затем и самостоятельным значением. Так,
компонент А спровоцировал появление значения «пробел, пропуск» (окно в расписании), а
компонент k — переносное значение «связь с другим миром» (окно в Европу).
Обусловленность производных значений первичными делает все значения
многозначного слова тесно связанными друг с другом, что позволяет говорить в данном
случае о тождестве слова (см. 1.1.3), т.е. об одном и том же, хотя и многозначном слове.
Это позволяет отличать полисемию от омонимии, которая иногда (но не всегда) также
является следствием лексико-семантического варьирования, но она ужерезультат
распада полисемии, разрыва внутренней связи между значениями, утраты связующих
компонентов значения. Например, значения слова ЛИСТ (лист дерева и лист бумаги) уже
утратили внутреннюю связь, державшуюся на сходном образе «тонкой пластинки», и
бывшее многозначное слово распалось на два разных слова-омонима. О том, что данное
явление диахронично, свидетельствуют и материалы словарей: слово ЛИСТ трактуется в
них неоднозначнов «Словаре русского языка» С.И. Ожегова ЛИСТ-1 и ЛИСТ-2
омонимы и приводятся в разных словарных статьях, а в «Словаре русского языка»
А.П. Евгеньевой ЛИСТ рассматривается как многозначное слово, и ЛИСТ-1 и ЛИСТ-2 —
ЛСВ одного слова.
Таким образом, при диахроническом подходе к значению выстраивается следующая
цепочка связанных друг с другом понятий:
МОНОСЕМИЯ —> ПОЛИСЕМИЯ —> ОМОНИМИЯ
Моносемияэто потенциальная полисемия, т.к. у однозначных слов могут
развиться (и разовьются) новые значения, а полисемия со временем может преобразоваться
в омонимию, как это уже случилось со многими словами. Например, слово ДАЧА как
отглагольное существительное первоначально обозначало лишь отвлеченное действие
«давание». Это значение сохранилось до сих пор как основное (1) (дача показаний). Затем
значение конкретизировалось, произошел метонимический перенос по смежности понятий
«действие» — «предмет, на который направлено действие», и у слова появилось несколько
новых значений, зафиксированных историческими словарями (в частности, «Словарем
русского языка XI-XVII вв.»), с интегральной семой «то, что дают»: «подарок
,
подношение» (2) (чтобы стрельцы на дачи не прельщалися); «участок земли данный
в чье-
либо владение» (3) (эти места исстари в дачах); «документ на право владения этой
землей» (4); «дом, имение, построенное на этом участке» (5); «загородный дом» (6) (у него
дача под Москвой); «место за городом для летнего отдыха» (7) (летом детей вывезли на
дачу).
Как видно, постепенно утрачивалась связь с глаголом ДАВАТЬ, и значения
развивались уже по смежности других понятий. Когда же некоторые из них устарели
(например, 2-5), семантическая связь между 1 и 6-7 значениями утратилась, и последний
ЛСВ обособился в самостоятельное слово-омоним, что мы и обнаруживаем в современном
русском языке. Так, в «Большом толковом словаре русского языка» под ред.
С.А. Кузнецова (1998 г.) мы находим:
1. ДАЧА. 1. к ДАТЬ. Дача взяток. Дача корма скоту. Дача ложных показаний. 2. Порция,
даваемая в один прием. Две дачи овса.
2. ДАЧА. 1. Загородный дом для летнего отдыха. Снимать дачу. Приобрести дачу. 2.
Загородная местность с таким домом (домами). Поехать на дачу.
(Подробнее разговор об омонимии будет в следующей главе).
Поскольку значения многозначного слова развиваются диахронически и разными
способами, поскольку они неодинаково воспринимаются в языке (как системе, как
языковой способности, довольно обобщенной) и речи (как реализации системы, как языка в
дует (f); выгляни в окно; выброси в окно (k). Таким образом, значение слова оказывается
несколько расплывчатым, диффузным, а отдельные компоненты, становясь все более
актуальными, могут приобретать самостоятельность и становиться сначала
дополнительным оттенком значения, а затем и самостоятельным значением. Так,
компонент А спровоцировал появление значения «пробел, пропуск» (окно в расписании), а
компонент k — переносное значение «связь с другим миром» (окно в Европу).
       Обусловленность производных значений первичными делает все значения
многозначного слова тесно связанными друг с другом, что позволяет говорить в данном
случае о тождестве слова (см. 1.1.3), т.е. об одном и том же, хотя и многозначном слове.
Это позволяет отличать полисемию от омонимии, которая иногда (но не всегда) также
является следствием лексико-семантического варьирования, но она уже — результат
распада полисемии, разрыва внутренней связи между значениями, утраты связующих
компонентов значения. Например, значения слова ЛИСТ (лист дерева и лист бумаги) уже
утратили внутреннюю связь, державшуюся на сходном образе «тонкой пластинки», и
бывшее многозначное слово распалось на два разных слова-омонима. О том, что данное
явление диахронично, свидетельствуют и материалы словарей: слово ЛИСТ трактуется в
них неоднозначно — в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова ЛИСТ-1 и ЛИСТ-2
омонимы и приводятся в разных словарных статьях, а в «Словаре русского языка»
А.П. Евгеньевой ЛИСТ рассматривается как многозначное слово, и ЛИСТ-1 и ЛИСТ-2 —
ЛСВ одного слова.
       Таким образом, при диахроническом подходе к значению выстраивается следующая
цепочка связанных друг с другом понятий:
       МОНОСЕМИЯ —> ПОЛИСЕМИЯ —> ОМОНИМИЯ

       Моносемия — это потенциальная полисемия, т.к. у однозначных слов могут
развиться (и разовьются) новые значения, а полисемия со временем может преобразоваться
в омонимию, как это уже случилось со многими словами. Например, слово ДАЧА как
отглагольное существительное первоначально обозначало лишь отвлеченное действие
«давание». Это значение сохранилось до сих пор как основное (1) (дача показаний). Затем
значение конкретизировалось, произошел метонимический перенос по смежности понятий
«действие» — «предмет, на который направлено действие», и у слова появилось несколько
новых значений, зафиксированных историческими словарями (в частности, «Словарем
русского языка XI-XVII вв.»), с интегральной семой «то, что дают»: «подарок,
подношение» (2) (чтобы стрельцы на дачи не прельщалися); «участок земли данный в чье-
либо владение» (3) (эти места исстари в дачах); «документ на право владения этой
землей» (4); «дом, имение, построенное на этом участке» (5); «загородный дом» (6) (у него
дача под Москвой); «место за городом для летнего отдыха» (7) (летом детей вывезли на
дачу).
       Как видно, постепенно утрачивалась связь с глаголом ДАВАТЬ, и значения
развивались уже по смежности других понятий. Когда же некоторые из них устарели
(например, 2-5), семантическая связь между 1 и 6-7 значениями утратилась, и последний
ЛСВ обособился в самостоятельное слово-омоним, что мы и обнаруживаем в современном
русском языке. Так, в «Большом толковом словаре русского языка» под ред.
С.А. Кузнецова (1998 г.) мы находим:
1. ДАЧА. 1. к ДАТЬ. Дача взяток. Дача корма скоту. Дача ложных показаний. 2. Порция,
даваемая в один прием. Две дачи овса.
2. ДАЧА. 1. Загородный дом для летнего отдыха. Снимать дачу. Приобрести дачу. 2.
Загородная местность с таким домом (домами). Поехать на дачу.
       (Подробнее разговор об омонимии будет в следующей главе).
       Поскольку значения многозначного слова развиваются диахронически и разными
способами, поскольку они неодинаково воспринимаются в языке (как системе, как
языковой способности, довольно обобщенной) и речи (как реализации системы, как языка в