Материалы к курсу "Методика преподавания философии". Андрейчук Н.В. - 41 стр.

UptoLike

Составители: 

Рубрика: 

40
Напротив, среди предметов, включаемых в подготовительные занятия,
о которых ставится вопрос, я назвал бы:
1. Эмпирическую психологию. Представления об ощущениях органов
чувств, о воображении, памяти и других свойствах души, правда, сами по
себе являются уже настолько чем-то привычным, что ограниченное ими
преподавание легко бы сделалось тривиальным и педантичным. Но, с од-
ной стороны, если подобные недостатки встречались бы в гимназиях, то
без них скорее обходился бы университет: с другой стороны, можно было
бы ограничиться введением в логику, где во всяком случае пришлось бы
предпослать упоминание об иных, отличных от мышления как такового
способностях духа. О внешних ощущениях, образах и представлениях, о
связях, так называемой ассоциации последних, далее, о природе языков и
главным образом о различии между представлениями, мыслями и поня-
тиями можно было бы приводить много интересного и полезного материа-
ла, тем более, что вышеупомянутый предмет стал бы более непосредствен-
ным введением в логическое, если бы даже была отмечена и доля мышле-
ния в созерцании и т. п.
2. В качестве главного же предмета можно было бы рассматривать на-
чальные основы логики. С устранением спекулятивного значения и изло-
жения преподавание могло бы распространяться на учение о понятии, су-
ждении и умозаключении и их видах, затем на учение об определении,
подразделении, доказательстве и научном методе, как это и происходило
доныне.
В учение о понятии уже и теперь обычно включаются определения, ко-
торые ближе к области, относимой к онтологии; часть последней принято
излагать и в форме законов мышления. Было бы целесообразно непосред-
ственно вслед за этим познакомиться с кантовскими категориями, так на-
зываемыми коренными понятиями рассудка, причем опустив последую-
щую кантовскую метафизику (однако упомянув антиномии), мы смогли бы
открыть еще одну, по меньшей мере негативную и формальную, перспек-
тиву на разум и идеи. В пользу соединения такого преподавания с гимна-
зическим обучением говорит то обстоятельство, что его полезность и зна-
чение, как никакого другого предмета, молодежь не может оценить. А то,
что осознание такой его полезности утрачено и более широко, является,
вероятно, основной причиной, почему такая дисциплина, ранее препода-
ваемая, прекратила свое существование. Кроме того, такой предмет слиш-
ком малопривлекателен, чтобы заставить молодежь изучать вопросы логи-
ки в годы университетского обучения, когда ей предоставляется выбор, ка-
кими науками заниматься помимо узкоспециальных. Не остается, вероят-
но, без последствий для учеников и совет учителей положительных наук
не заниматься философией, под которой они, по-видимому, понимают и
    Напротив, среди предметов, включаемых в подготовительные занятия,
о которых ставится вопрос, я назвал бы:
    1. Эмпирическую психологию. Представления об ощущениях органов
чувств, о воображении, памяти и других свойствах души, правда, сами по
себе являются уже настолько чем-то привычным, что ограниченное ими
преподавание легко бы сделалось тривиальным и педантичным. Но, с од-
ной стороны, если подобные недостатки встречались бы в гимназиях, то
без них скорее обходился бы университет: с другой стороны, можно было
бы ограничиться введением в логику, где во всяком случае пришлось бы
предпослать упоминание об иных, отличных от мышления как такового
способностях духа. О внешних ощущениях, образах и представлениях, о
связях, так называемой ассоциации последних, далее, о природе языков и
главным образом о различии между представлениями, мыслями и поня-
тиями можно было бы приводить много интересного и полезного материа-
ла, тем более, что вышеупомянутый предмет стал бы более непосредствен-
ным введением в логическое, если бы даже была отмечена и доля мышле-
ния в созерцании и т. п.
    2. В качестве главного же предмета можно было бы рассматривать на-
чальные основы логики. С устранением спекулятивного значения и изло-
жения преподавание могло бы распространяться на учение о понятии, су-
ждении и умозаключении и их видах, затем на учение об определении,
подразделении, доказательстве и научном методе, как это и происходило
доныне.
    В учение о понятии уже и теперь обычно включаются определения, ко-
торые ближе к области, относимой к онтологии; часть последней принято
излагать и в форме законов мышления. Было бы целесообразно непосред-
ственно вслед за этим познакомиться с кантовскими категориями, так на-
зываемыми коренными понятиями рассудка, причем опустив последую-
щую кантовскую метафизику (однако упомянув антиномии), мы смогли бы
открыть еще одну, по меньшей мере негативную и формальную, перспек-
тиву на разум и идеи. В пользу соединения такого преподавания с гимна-
зическим обучением говорит то обстоятельство, что его полезность и зна-
чение, как никакого другого предмета, молодежь не может оценить. А то,
что осознание такой его полезности утрачено и более широко, является,
вероятно, основной причиной, почему такая дисциплина, ранее препода-
ваемая, прекратила свое существование. Кроме того, такой предмет слиш-
ком малопривлекателен, чтобы заставить молодежь изучать вопросы логи-
ки в годы университетского обучения, когда ей предоставляется выбор, ка-
кими науками заниматься помимо узкоспециальных. Не остается, вероят-
но, без последствий для учеников и совет учителей положительных наук –
не заниматься философией, под которой они, по-видимому, понимают и

40